Гость
Год: 2016 - Время: Пусто

Алекпер Алиев: «Роман «Артуш и Заур» - это борьба с окаменевшими стереотипами»

Дата| 25.04.2012(13:29)
Интервью «Новости-Азербайджан» с автором нашумевшего романа «Артуш и Заур»,

АлекперАлиев:

- Начну с вопроса, волнующего многих. Почему именно о гомосексуалистах? И самое главное – почему именно армянин и азербайджанец? Какова цель написания этого романа?

- Мне непонятен вопрос «почему именно о гомосексуалистах?». Вернее, я не знаю, как на него ответить. «Сидел себе, скучал, и вдруг возникла мысль написать про геев». Такой ответ удовлетворил бы вас? Вряд ли. Ни для кого не секрет, что в Азербайджане бытует нравственно оправданная, ментально одобренная и интеллектуально обоснованная традиция обзывать любого, кто тебе не нравится – геем или же армянином. Азербайджанцы направо и налево клеймят всех,  кого попало, этими понятиями. Политический оппонент? Да ну его, он гей. Строптивый  журналист? А вы не знали, что он гей? Ему что-то не нравится в Азербайджане? Так у него же мама армянка. Он борется с коррупцией? Его финансируют армяне. Утверждает, что азербайджанский народ имеет право на лучшую и достойную жизнь? Он педераст и армянин в одном лице. Вот вам и весь расклад.

Кстати, многие заклейменные вовсе не обижаются, ибо при удобном случае, они тоже не брезгуют поступать аналогичным образом. Огорчает лишь то, что гений азербайджанского народа пока не позволяет ему изобрести третий ярлык. Обидно даже за скудный креатив и недоразвитую изобретательность.

«Артуш и Заур» - это борьба с окаменевшими стереотипами. Моя миссия заключается в том, чтобы донести до людей банальную истину – прослыть армянином или геем не позорно. Перестаньте оскорбляться из-за таких пустяков. Позорно прослыть коррупционером, взяточником, казнокрадом, вором, предателем, оппортунистом, клеветником…

Что касается гей тематики, должен сказать, что гей любовь моих персонажей -  это всего лишь отвлекающий маневр, чтоб не подавать правду в слишком голом виде. А правда заключается в том, что два народа отчуждены настолько, что пути назад, на мой взгляд, уже не существует.
Правда заключается в том, что все мы являемся заложниками античеловеческой политики, насаждаемой в Южном Кавказе. Народы нашего региона потеряли все, что может потерять человек – честь, достоинство, будущее, счастье, право на жизнь, на процветание и даже право на смерть.

Бог навсегда отвернулся от нас, оставив шашлычно-кинжальные народы-экспонаты на произвол судьбы.

- Вы были готовы к агрессивной реакции?

- От читателей отзывы только положительные. За истерией же стоит группа недовольных патриотов, которые даже не видели книгу в глаза. К тому, что этот сегмент поднимет шум и начнет обливать меня грязью, даже выступит с предложением массово сжечь книги, я был готов заранее. Честно говоря, я знал, на что иду. Долго советовался с друзьями, семьей. Догадывался, что все будет протекать в лучших традициях 37-го. Взвесив все - за и против - все же издал книгу.

- Говорят, что Алекпер гонится за славой, и этот сыр-бор ему только на руку.

- Да я хочу славы. Я жажду популярности. Я хочу, чтобы меня читали внутри и за пределами страны. Я хочу, чтобы меня знали, мои книги раскупались, романы обсуждались. Я хочу, чтобы меня критиковали, ругали и даже угрожали. И все это будет служить моей популяризации. Плох тот художник, который не гонится за славой.

Но сам то я, что сделал для этого? Кроме написания и издания романа – ровным счетом ничего! Зато за меня бесплатно поработали на славу. Как только книга увидела свет, буквально на следующий день огромная армия недовольных начала добровольно пиарить меня на форумах и блогах.

А еще эта книга помогла очень многим самовыразиться, самореализоваться. Благодаря ей, униженные и оплеванные, не смеющие даже пикнуть против авторитарного режима, получили малюсенький шанс для самоутверждения. Я дал им воздух, я дал им свет, я дал им жизнь и возможность проявить себя. Я дал этим несчастным возможность бегать по магазинам, где продаются мои книги и угрожать продавцам, почувствовать себя важными людьми, выполняющими важное спецпоручение межгалактического значения, возложенное на их хрупкие плечи самой судьбой. Их легкие наполнились воздухом, диафрагмы затрещали, руки затряслись от счастья. Благодаря мне они испытали неимоверный, экзестенциальный оргазм.

Увы, хотя ни один из них не станет так же вламываться в кабинеты директоров школ, где грабят их детей. Ни один из них не станет протестовать против полицейского, чиновничьего  беспредела. Но на книги и на писателя, за которым, включая Бога, не стоит никто - охоту объявить они горазды. Имитируя национал-социалистов (да простит меня измученный прах Адольфа Алоисовича), грозятся разводить костры из моих книг на главных площадях столицы. Врываются в книжные магазины, пугая продавщиц. Уверен, эти люди даже не подозревают, что совершают уголовно наказуемое дело, попадая под статью «шантаж».

Но есть и положительные моменты в этой истерии. Азербайджанцы впервые начали вести ожесточенный спор вокруг книги. Это очень важно! Заметьте – книга! Она впервые за долгие десятилетия стала предметом бурных споров. Обсуждают не какую то шоу-диву, мейхану или тойхану - а книгу.

- На портале Kultura.Az вы сделали заявление относительно выпадов в ваш адрес, обвинив во всем русскоязычную аудиторию. Правда, потом, это заявление сняли с сайта. Но, что написано пером, не вырубишь топором. Хочу спросить, какие у вас проблемы с русскоязычными? Учитывая то, что мы с вами ведем беседу на русском, ваше отношение к этой прослойке вызывает, мягко говоря, недоумение.

- Должен подчеркнуть, что хоть беседа и ведется на русском, и я в совершенстве владею этим языком, себя причислять к русскоязычной категории не стал бы. Этой категории, как правило, присущ скотский страх перед «ряисами», трепет перед «манысами», раболепие перед чиновниками, коленопреклонение перед тиранами. Этой категории присуще тотальное безразличие к происходящему в стране и полное отчуждение от собственного народа. Запертые в своем микромиру русскоязычные люди время от времени умудряются извергать дежурные патриотические лозунги, выражая готовность лечь костьми на баррикады, защищая азербайджанский язык, фольклор и то, что у нас громко называют культурой. Хотя ни малейшего представления о языке, фольклоре, и того, что у нас называют культурой, у них нет.

Они абсолютно ничего не знают о традициях жестокой и беспощадной самокритики в истории азербайджанской литературы. Они содрогаются, когда им показываешь строки из Ахундова, где он матерными словами отзывается о Пророке Магомете (да благословит его Аллах и приветствует). Приходят в ужас, когда им цитируешь Мирза Джалила, который в своей статье «Мертвые» (не в пьесе, именно статье) пишет: «Только хочу себя заставить полюбить этот народ, но стоит мне выйти на улицу и увидеть эти противные морды, ненависть вновь возвращается». Сегодняшний азербайджанский народ ни на шаг не продвинулся вперед. Поменялся лишь антураж.

Следовательно, слова покойного о нашем народе смело можно экстраполировать в настоящее и будущее, ибо у меня нет ни малейшей надежды на изменения в лучшую сторону.

Вот если бы русскоязычные знали свою историю, читали бы труды интеллигенции начала прошлого века, «Артуш и Заур» не шокировал бы их до такой степени. А спокойное отношение азербайджаноязычной читательской аудитории к этой книге обусловлено их готовностью к подобного рода произведениям.

- Исходя из вашего деления нации на русскоговорящих и азербайджаноязычных, хочу спросить - чем лучше последние?
 
- Тем, что они пассионарнее, по крайней мере. И никакого деления я не делаю. Это деление и без того существует в природе. Давайте не будем лукавить.

Вот вам эпизод. Один из русскоязычных читателей пришел в ярость и сделал призыв на одном форуме «замочить» автора, из-за последнего предложения в эпилоге романа. «Будущее поколение, перелистывая эту книгу и читая эти страницы, вспоминая вас, своих предков, воскликнет в сердцах: «Тьфу вам в лицо!». Будь мой читатель знаком с Мирза Джалилом, он бы легко определил, что это последняя фраза монолога Кефли Искандера из «Мертвых», и автор, то есть я, сделал элементарный пастиш.

- А в чем вы видите причину той самой «отчужденности и безразличия» у русскоговорящих?

- Причин много. Во-первых, азербайджанский народ не прошел этап самоидентификации и до сих пор пребывает в поисках – кто мы, какой у нас язык, откуда мы пришли и т.д.
Во-вторых, азербайджанцы, в отличие от грузин, армян, прибалтийских народов – никогда не уважали свой язык и ничего не делали для его развития, обогащения. Включая грамматику, нам этот язык подарил товарищ Сталин в тридцатых годах.

В-третьих, советская интеллигенция Азербайджана была русскоязычной, и азербайджанский язык для этой самой интеллигенции не являлся средством коммуникации со своим обществом. Русскоязычные деятели искусства были далеки от народа, в частности от провинции.

Интеллигенция, в первую очередь, должна в совершенстве владеть языком своего народа, ибо коммуницируя на чужом, максимум можно охватить жителей и обитателей гнусной Торговой, которым, по большому счету, все по барабану. Наглядный пример - Магсуд и Рустам Ибрагимбековы. Они пишут про Азербайджан, про наши архетипы, но… для русских и России. Бог с ним, с языком письма. Так у них и семиотический язык – русский! А с этим что делать?
Однако в Армении, Грузии и Прибалтике интеллигенция не есть синоним русскоязычия. В этих странах не бытует стереотип – «не русскоязычный, значит, чушка».

Разве что наших русскоязычных можно сравнить с их среднеазиатскими братьями – такими же искусственно созданными Российской Империей - казахами, киргизами, узбеками. Родной язык у этих народов до сих пор не в почете, а тех, кто не знает русского, они называют «деревней».
Еще одна общность между азербайджанцами и среднеазиатами – это лицемерная влюбленность последних в Абая, Манас, Алдар Косе, Джамбула Джабаева, Ясеви и Мактымкули. Риторика - одна к одному – «мы великие», «мы древние», «мы культурные». Хотя, включая эпос Манас, все это добро подарили, разрекламировали и культивировали на протяжении века - русские. Почитайте воспоминания Шостоковича, и вы поймете, откуда вообще вышел Джамбул Джабаев.

Я хочу, чтобы наши русскоязычные просто расслабились. Пусть продолжают без угрызений совести называть азербайджаноязычных чушками, что они и делают - все без исключения.

- Вопрос интимный - вы любите свою страну, свой народ?

- Вопрос не интимный, а провокационный. Чисто из-за принципа мог бы и не отвечать. Но все же отвечу. Я не обязан любить свой народ и страну, в таком виде, в каком они пребывают сегодня. Смогу ли полюбить когда-нибудь? Не знаю. Ведь Мирза Джалил тоже надеялся, что когда-нибудь все будет хорошо, когда писал «Почтовый ящик» и «Историю селения Данабаш». И что? Результат налицо – все то же средневековье и отношения, строящиеся на натуральном хозяйстве, как верно подметил Эльмир Мирзоев. То есть самый настоящий феодальный строй. Но все это не мешает самым сочным персонажам и образам Мирза Джалила отмечать его 140-летие.

Наши шудры, как и шудры древней Индии, могут иметь семью, заводить детей, оставлять им в наследство скудное имущество. Путь к обогащению для наших шудр так же не закрыт каким-либо запрещением. И, тем не менее, наши шудры не свободны.

Но и я, такой же шудра, в этой классификации Варны. Я, как и все, должен жить, зная, что в любой миг на мою честь, достоинство, имущество и жизнь могут посягнуть и при этом остаться безнаказанными. Только я шудра, который в отличие от большинства, осмысленно проживает свою оставшуюся жизнь. Я не позволю кормить себя эрзацем вроде девяти климатических поясов, долмы и Новруз Байрам.

- А в Армении найдется такой человек, как вы, озвучивающий подобные, непопулярные мысли?

- Меня в данном случае мало интересует Армения. Скорее всего, нет, не найдется. Но от этого армяне не становятся лучше. Для меня песня «Сары гелин», дудук-балабан не могут являться проблемой. Я не играю в эти игры. Не хочу играть. И если только в этом моя вина, я готов понести наказание. Обратите внимание, люди получают катарсис от каждой незначительной победы над армянами. В этом и заключается весь успех наших шудр и соответственно наоборот – шудр армянских. Мы необходимы друг другу, мы смысл жизни друг друга, мы нужны друг другу как воздух и вода.

Армяне и азербайджанцы сегодня стали взаимозависимы от мифов, сказок, песен, танцев-плясок и народных сказаний друг друга. Правители наших стран не желают прекращения этой ненависти, ибо эта ненависть кормит их. Потеряв этот конфликт, истеблишмент потеряет все свои рычаги для давления на массы. Не дай Бог одна из сторон вольется в общеевропейскую семью на примере стран Прибалтики, демократизируется и станет соблюдать права человека. Тогда противнику придет неминуемый конец. Поэтому и существует сакральная договоренность между истеблишментом двух стран – олигархизация на полную мощь, авторитаризм до посинения, античеловечность до сладострастия от безнаказанности.

Армяне и азербайджанцы - заложники самих же себя, и они не ведают что творят. Эти шудры пляшут под дудочку своих брахманов, обнадеживающих и пугающих их своими кшатриями, «мощным», метафизическим оружием, термоядерным ударом по внешнему и внутреннему врагу. Однако как показывает опыт последних лет, и там и тут оружие пока что направлено исключительно на внутреннего «врага».

- Получается, что кроме вас никто не видит, не знает истину?

- Главное, что все знают свое место в этой оргии «Сало и 120 дней Содома». И естественно любого претендующего на роль локального Пазолини, пытающегося донести до масс всю правду и ничего кроме правды, в первую очередь сами же шудры готовы линчевать. Потому, что шудре не хочется знать, слышать обо все этом. Он согласен влачить свое жалкое существование, лишь бы его оставили в покое и не напоминали о его унизительном положении, о тех муках и страданиях, которые ждут его и его детей. Шудра живет принципом – если насилуют, сопротивляться не имеет смысла, старайся получить удовольствие.

- Вы довольны своей писательской судьбой?

- Я доволен своим призванием. Я - писатель, плохой или хороший - это другой вопрос.
С другой стороны, я понимаю, что грош цена писателю, который не восхваляет и не раболепствует. У такого писателя в Азербайджане никаких перспектив. Мы, молодое поколение писателей-нонкомформистов, заведомо лишили себя всех благ от дворца. Но, какое наслаждение быть независимым и писать, то, что считаешь нужным! Моя свобода - мой самый ценный капитал. Это то, ради чего нужно жить и ради чего стоит умереть.

Как говорил Могутин, именно так я хочу провести свою оставшуюся жизнь -  становясь во всем или первым или последним, бесцеремонно расширяя границы возможного и дозволенного, бесстрашно открывая новые горизонты очевидного и невероятного, заходя на такую территорию, куда убогая человеческая природа еще никогда не ступала…

Скачать бесплатно книгу Алекпера Алиева "Артуш и Заур"

Gay.Az, по материалам "Новости Азербайджана"
K.A



Поделиться новостью:

Подписывайтесь на первый информационо-познавательный ресурс для ЛГБТ - граждан Азербайджана - LGBT Azerbaijan Gay.Az
Facebook  Вконтакте  Twitter  YouTube


Всего комментариев: 0
Имя *:
Email:
Код *: