Гость
Год: 2016 - Время: Пусто

Знают ли о вашей ориентации на работе?

Дата: | 18.02.2015(20:37)

Я сижу на своем рабочем месте, печатаю без остановки, когда моя новая коллега предлагает мне кофе.
 
"Первый день", - говорит она, - "нервничаешь?"
Я угрюмо киваю головой, на что она говорит мне, чтобы я не переживал. "Ну, чем ты занимаешься на выходных?"

Прежде чем ответить, я делаю глубокий вдох.
"Провожу время со своим парнем".
Она улыбается мне, правда, слабенько.
"О", - говорит она, немного покраснев, - "Здорово".
Неловкость - это то, что часто сопровождает признание в своей ориентации на работе. И хотя сейчас осталось очень мало явных гомофобов, тем не менее неловкость - это то, что часто сопровождает ваш каминг-аут на работе. После того, как вы очень органично и своевременно роняете в своей речи фразу "мой парень", большинство гетеросексуалов сконфуженно чувствуют необходимость сказать что-то приободряющее.

Останавливает ли это людей от того, чтобы совершать каминг-аут на работе? Возможно. Тревожащее количество мужчин-геев, 34%, говорят, что им не нравится идея о том, чтобы сообщать о своей ориентации на работе (в соответствии с Показателем равенства на рабочем месте Стоунуолла (Stonewall’s workplace equality index, WEI). Количество бисексуальных мужчин гораздо выше: 73% из них остаются "в шкафу" на работе. Почему?

Существует несколько типичных причин, почему мужчины скрывают свою ориентацию

Они беспокоятся о том, поддержит ли их организация, на которую они работают, или нет. Они могут чувствовать себя небезопасно, если их компания требует международных путешествий. А некоторые мужчины не видят для себя карьерного роста после признания в своей ориентации, потому что нет ни одного мужчины-гея, выше их по рангу", - говорит Саймон Фик, руководитель рабочего места в Стоунуолл. 

Разговор с теми, кто не скрывает свою ориентацию на работе, показывает интересную правду о современном опыте ЛГБТ на их рабочих местах. Маруска Мэйсон (Maruska Mason) является топ-менеджером в рекламной компании. Она говорит, что она уже давно "вышла из шкафа", но в последнее время ей хочется "зайти" обратно. 

"Я перестала приходить на корпоративные вечеринки. [...] И хотя все действительно позитивно относятся к моей ориентации, ведут они себя иногда немного странно. Люди задают действительно очень личные вопросы, которые они не стали бы задавать, если бы я была гетеросексуалкой. Иногда люди могут быть очень прямолинейными", - смеется она.
"Со мной флиртовали бисексуальные женщины. Они считали, что раз уж я лесбиянка, то они могут со мной поэкспериментировать. Да и мужчины тоже, потому что они считали, что я для них - трудная задачка, которую нужно решить".

Опыт Маруски кажется почти противоположностью гомофобии: а буквально (на этот раз используя это слово верно) - гомофилией. Но, вместо того, чтобы чувствовать себя так, будто ее приняли и оставили в покое, она испытывает погони и домогательства. То, что она лесбиянка, в глазах ее коллег делает ее загадочной и "другой", экзотичной и более чем просто сексуальной.

Возможно, случай Маруски довольно необычен, но синдром "другого" для геев является вполне обычным явлением на рабочем месте. Майкл (имя изменено) работает финансовым аналитиком в мультинациональном голландском банке. На мой вопрос, почему он не признается в своей ориентации на работе, он отвечает целым списком причин, совпадающих с теми, что указал Саймон - возможность командировок в Дубай, страх того, что каминг-аут может повлиять на будущие повышения в его консервативном финансовом секторе, но также существует страх того, что как только он признается в своей ориентации, он будет выброшен из всех рабочих социальных групп, в которые он с такими усилиями пробивался.

"Я думаю о том, не станут ли люди смотреть на меня по-другому после того, как я расскажу им о своей ориентации? Ну, как будто другими глазами, я имею в виду. Я слышал, как они говорят гомофобные вещи, пусть и не всерьез, а так, в шутку. У нас в офисе есть один открытый гей и он очень манерный. Я не хочу "выходить из шкафа", потому что не хочу, чтобы люди думали, что я - такой же, как он".

Я передал страхи Майкла о том, что люди будут думать о нем по-другому, Маруске. 
"Я думаю, вот почему изначально совершать каминг-аут для меня было не сложно", - говорит она, - "Мне плевать на то, что люди думают обо мне. В этом плане я сильная, я знаю, кто я. Если люди будут думать по началу обо мне по-другому из-за того, что я лесбиянка, то они в конце концов изменят свое мнение, потому что я никогда не изменюсь. Я думаю, что людям просто нужно говорить, как они должны тебя видеть, понимаешь, а выводы, которые они сами сделают, станут краткосрочными". 

Так каков же ответ, если он есть? Возможно, это все - просто вопрос времени. Саймон в Стоунуолл говорит довольно оптимистично о тех изменениях, которые многие организации привносят на свои рабочие места, чтобы сделать жизнь геев немного комфортнее. В конце концов, возможно, люди начнут думать о том, что быть геем - это всего лишь маленький нюанс, который создает общую картину человека.

В любом случае, есть надежда. А реальность? Как говорит Маруска, мы создаем ее сами.
 
Gay.Az/Женя Бутусова, по материалам bornthisgay.info

Теги: работа
Поделиться статьей:

Подписывайтесь на первый информационо-познавательный ресурс для ЛГБТ - граждан Азербайджана - LGBT Azerbaijan Gay.Az
Facebook  Вконтакте  Twitter  YouTube


Всего комментариев: 0
Имя *:
Email:
Код *: