Гость
Год: 2016 - Время: Пусто

Кто будет говорить с ребенком-геем о сексе?

Дата: | 09.05.2013(21:13)
В Америке живет совершенно обыкновенная женщина, которая ведет в интернете необыкновенный блог. В нем она рассказывает о своем сыне, которого называет инициалами Си Джей. Он не похож на других ребят своего возраста: Си Джей любит кукол Барби, диснеевских принцесс и платья. Мальчик пока слишком мал, чтобы с уверенностью говорить о его ориентации или гендерной идентичности, однако многое свидетельствует в пользу того, что когда Си Джей подрастет - ему будут нравиться мужчины.

Мама Си Джея, которая зовет младшего сына "моей маленькой радугой", рассуждает, как это замечательно - воспитывать мальчиков, совершенно не похожих друг на друга: "Двое моих сыновей играют в разные игрушки, добиваются разных целей и мечтают тоже о разном. А мне достается лучшее из обоих миров". Сегодня эта женщина задается вопросом: кто из родителей должен разговаривать о сексе с ребенком-геем?

Это произошло, когда я была в пятом классе. Я сидела в школьном автобусе, и девочка, которая тогда училась в шестом, спросила меня, правда ли, что я - девственница. Это прозвучало так, будто быть девственницей - ужасный позор.

- Нет, - ответила я, опуская глаза под ее неодобрительным взглядом.

- Ничего подобного! Ты - целка! - грубо воскликнула она.

Грубость я проигнорировала, а после обеда рассказала маме, что одна девочка в школе назвала меня целкой.

Мама глубоко вздохнула.

- Ну, дорогая, наверное, ты действительно там одна такая, - сказала она, и сразу же после этого у меня состоялся разговор о сексе с мамой. Впервые в жизни.

После него я подошла к своей кровати, упала на нее и заплакала. И долго не могла заснуть. Сперва у мужчины встает, а потом он начинает вводить пенис в женскую вагину. Когда-нибудь мужчина будет пытаться ввести пенис и в мою вагину, думала я тогда.

Какой кошмар.

На следующий день мама оставила книгу о сексе и половом созревании возле моей кровати. А я чувствовала себя грязной и униженной.

Нашему старшему сыну вот-вот исполнится десять. И он уже задавал кое-какие вопросы, подтолкнувшие нас к мысли о том, что совсем скоро у нас может состоятся первая беседа о сексе и половом созревании. Это заставило меня серьезно задуматься.

Не помню, когда меня впервые посетила эта мысль - наверное, потому, что эта мысль посетила меня много лет назад, - но я всегда считала, что если у нас двое сыновей, именно муж должен взять на себя все бремя ответственности и говорить с детьми о сексе, когда придет время. Мы считали, что должны быть абсолютно честными и по мере необходимости свободно обсуждать с ребятами эти темы. Но я понимала, что наш папа эту ответственность с удовольствием переложил бы на мои плечи. И что если бы у нас были дочери, разговоры о сексе с ними вести пришлось бы мне.

- Кто должен разговаривать о сексе с мальчиком? - задала я мужу спонтанный вопрос, который позвучал для него как гром среди ясного неба. Впрочем, именно так я задаю ему большинство вопросов.

- Я с ними поговорю, - без колебаний ответил муж.

- А что если один из них - гей? - спросила я.

- Не знаю. Никогда об этом не задумывался.

Муж сделал паузу. А потом - еще одну паузу. И еще одну, пока, наконец, не произнес: "Вынужден признать, что у меня от твоего вопроса только что крыша поехала".

То же самое происходило в семьях наших близких друзей, у которых есть дети. И сводилось все к тому, что большинство подобных разговоров включает в себя детали о гетеросексуальных контактах.

Разговоры о сексе и половом созревании чаще всего сводятся к одному: продолжению рода, а вовсе не к тому, что сексом занимаются просто для собственного удовольствия. Это - то, что вы часто делаете, находясь в отношениях с партнером. Но если речь заходит исключительно о продолжении рода - тогда конечно, вы говорите о мужчине и женщине.

С детьми-геями разговоры о сексе должны быть иными, не правда ли?

- Предположим, наш младший сын, Си Джей - гей. И мне кажется, что мы оба должны поговорить с ним на эту тему, - сказал муж после некоторых раздумий. - Тьфу ты! Мои родители вообще не вели со мной никаких разговоров о сексе или половом созревании. Я узнал обо всем сам, понял самостоятельно. У наших детей так не получится?

- Нет! Они обязаны знать о безопасном сексе, быть ответственными и относиться к партнеру с уважением! - настаивала я.

Честно говоря, если один из моих сыновей - гей, не следует полагать, что вести беседы о сексе с ним должна только я, это ошибочное мнение. Я не могу объяснить, почему, но считаю, что мы должны быть осторожны в случае с обоими мальчиками. И еще мы должны помнить, что когда начнем обсуждать с ними эти вещи, нам придется быть очень внимательными, чтобы раньше времени не делать выводов об их сексуальной ориентации. Однако говорить нужно откровенно и честно. Без стигмы. Без стыда. Без секретов.

К счастью, у нас пока достаточно времени для того, чтобы подумать над этим вопросом. Потому что - как и во многих других случаях, связанных с воспитанием детей, а особенно ребенка, который демонстрирует гендерное несоответствие своему физическому полу, мы не имеем ни малейшего понятия о том, как все сложится, и что мы будем с этим делать.

Gay.Az, по материалам Gay.ru
Raising My Rainbow
Поделиться статьей:

Подписывайтесь на первый информационо-познавательный ресурс для ЛГБТ - граждан Азербайджана - LGBT Azerbaijan Gay.Az
Facebook  Вконтакте  Twitter  YouTube


Всего комментариев: 0
Имя *:
Email:
Код *: